Главная » Финансовая грамотность » Гибель онлайн-образования: слухи слегка преувеличены

Гибель онлайн-образования: слухи слегка преувеличены

Массовые онлайн-курсы, даже не имея внятной бизнес-модели, уже заставили традиционные вузы многое изменить.

Клейтон Кристенсен, профессор Гарвардской школы бизнеса, и исследователь Мишель Уайз пишут в Boston Globe о будущем образования и о том, вправду ли онлайн-образование — это лопающийся пузырь.

В конце 2013 года журналисты принялись провозглашать смерть MOOC — массовых открытых онлайн-курсов. Стартап Udacity, одним из первых предложивший в интернете бесплатные курсы университетского уровня, недавно объявил о переходе к другой модели, профессиональной переподготовке. Для некоторых это стало явным признаком, что столь шумно обсуждавшаяся революция в высшем образовании провалилась. Более традиционные вузы громко вздохнули с облегчением.

Но наверняка эти заставили компании, с энтузиазмом запрыгнувшие в поезд MOOC, почувствовать себя слегка Марком Твеном. Помните, когда газеты спутали Твена с его умершим кузеном, писатель заявил: «Слухи о моей смерти несколько преувеличены»? Несомненно, и заявления о кончине MOOC столь же преждевременны. А их способность перевернуть давно стагнирующую отрасль — по ценам, технологически и даже педагогически, — лишь сейчас проявляется по-настоящему.

Стоимость образования растет быстрее инфляции и даже быстрее, чем стоимость медицинских услуг. И что мы получаем взамен? Почти половина свежеиспеченных бакалавров не могут найти работу или вынуждены соглашаться на неполную занятость. Два недавних опроса Gallup показали, что 96% руководителей вузов считают, что они хорошо готовят студентов к поиску работы, но лишь 11% руководителей в бизнесе считают, что у выпускников есть нужные для успешной работы навыки. И при всем том руководители университетов убеждены, что все это время они внедряли инновации.

Только это были не те инновации.

В любой отрасли есть поддерживающие и подрывные инновации. Большинство людей знакомы с первыми: они позволяют повышать цены за счет того, что вы предлагаете более функциональный, быстрый, крепкий продукт или услугу для самых лучших клиентов. Подрывные же инновации, наоборот, меняют сам характер работы продукта и обычно ведут к снижению цен. Эти два фактора, взятые вместе, и позволяют сохранять издержки в разумных пределах.

Высшее образование традиционно выдвигало только поддерживающие инновации. Чтобы обгонять конкурентов в университетских рэнкингах, вузы модернизировали аудитории и технологии, выделяли деньги на исследования, увеличивали административные расходы, сооружали общежития и столовые. Издержки вышли из-под контроля.

Что еще хуже, правительство США стало ограничивать цены снизу — а не сверху. Благодаря новым законам, грантовым программам и займам государство лишь расширило круг тех, кто может позволить себе такие траты, вместо того чтобы устанавливать для университетов стимулы, чтобы те делали образование более доступным.

Но, к счастью, MOOC-мания запустила несколько серьезных дискуссий, побуждающих мыслить совсем иначе.

Онлайн-курсы и так уже продемонстрировали, какого рода цены рынок высшего образования реально может себе позволить. Прежде не было никаких стимулов снижать издержки, но само появление альтернативы и ее потенциал вынудили традиционные университеты к более компромиссным ценам. В 2013 году мы уже увидели, как вузы активно внедряют скидки, экспериментируют с реальными — а не прейскурантными — ценами в надежде привлечь больше студентов. Хотя MOOC на самом деле пока не конкурируют с вузами как бюджетные альтернативы, они все же вынудили тех к прежде неслыханной ценовой конкуренции.

Кроме того, онлайн-курсы поставили под вопрос наши представления об университетах. Бесплатный доступ к материалам курсов престижных институтов показал, что контент вовсе не обязан быть закрытым и эксклюзивным. Многие профессора поняли, что теперь могут не тратить время на новое и новое воспроизведение одних и тех же лекций и заданий, особенно для младшекурсников, а значит, могут больше общаться и напрямую работать со студентами, оживляя уже имеющиеся материалы. Несмотря на огромный страх, что технологии могут каким-то образом заменить преподавателей, стало понятно, что MOOC вовсе не вытесняют прямое общение; наоборот, они подталкивают к более тесным контактам и к большей ответственности как студента, так и преподавателя.

Преподаватели также были вынуждены пересмотреть свои подходы к преподаванию: как и почему они делают то, что делают. Некоторые профессора экспериментируют с альтернативными моделями смешанного обучения (когда студенты проходят часть курса в онлайне сами), пользуясь общедоступными интернет-площадками.

Но простор для изменений огромен.

Udacity, например, следует похвалить за то, что компания не стала выбрасывать все свои деньги на неверную стратегию. Они поняли — и публично признали — что их будущее связано с другой моделью, не с той, на которую они изначально рассчитывали. Более того, разворот Udacity, может быть, даже предотвратил взрыв MOOC-пузыря.

Пузыри случаются, когда слишком много людей слишком верно оценивают потенциал чего-то вроде онлайн-курсов. Бум персональных компьютеров в 1984 году, бум доткомов в 1999-2002 годах — классические примеры «близорукости рынка капитала», при которой инвесторы игнорируют логические следствия из того, что все они инвестируют в одну и ту же категорию бизнеса. MOOC могли бы попасть в ту же ловушку — трудно представить, что все организации, получающие огромные коллективные инвестиции в онлайн-обучение, в итоге преуспеют.

Очень вероятно, что компании вроде Coursera и Udacity (проект Harvard и MIT — edX — некоммерческий), начавшие работать как MOOC-провайдеры, со временем отойдут от определенных принципов этой злосчастной аббревиатуры. «Массовость» и «открытость» не особенно способствуют появлению жизнеспособных и устойчивых бизнес-моделей. Но когда эти организации поменяются, они могут стать еще большей угрозой для традиционного высшего образования. И они найдут нужные стратегии довольно быстро, так что традиционные вузы просто не имеют права стоять на месте.

В академических учреждениях обычно разделяли преподавание и исследовательскую работу, с одной стороны, и профессиональную подготовку, с другой. Бакалаврские программы были предназначены для того, чтобы студенты могли найти свое призвание и освоить более широкую картину мира, а магистерские и специализированные программы — для получения практических знаний в той или иной профессии.

Но этот подход волей-неволей обходит стороной очень серьезную аудиторию — тех, кто не ищет традиционного образования. А ведь это почти 80% студентов американских колледжей, у которых нет того опыта погружения в университетскую жизнь, который мы так превозносим. Они не живут на кампусе: они едут на учебу откуда-то еще, они подрабатывают, у них есть семейные обязательства или они просто не могут позволить себе потратить несколько лет на область знаний, напрямую не связанную с их карьерными планами. Университетские блага и удобства, социализация и прочие услуги, которые большинство вузов предоставляют в одном пакете, этих студентов не слишком интересуют.

Технологические компании и провайдеры альтернативного образования — не только MOOC — нацеливаются именно на этих «несуществующих» потребителей. Они видят, что даже выпускники уважаемых университетов с трудом устраиваются на работу или меняют ее. Поэтому инноваторы начинают работать с этим растущим разрывом, пытаясь понять, что нужно работодателям, и встраивая именно эти навыки в свои программы.

Многие университеты сопротивляются идее, что нужно готовить студентов к конкретной работе. Но ведь именно работодатель — главный конечный потребитель дипломов. Если альтернативные образовательные организации в партнерстве или в сотрудничестве с работодателями смогут готовить перспективных кандидатов, которые не менее квалифицированны — а в ряде случаев и лучше подходят, — чтобы пользоваться вновь возникающими возможностями, компании начнут считать и этот путь обучения надежным.

Мы снова и снова видим в своих исследованиях, что устоявшиеся лидеры рынка просто не могут перевернуть собственную бизнес-модель. Тогда что все это значит в практическом смысле для более традиционных вузов? Некоторым придется принять, что они не могут быть сразу всем для всех, и сузить свое академическое предложение. Лидеры рынка, больше не имея возможности полагаться на государственные субсидии, будут вынуждены бороться с неэффективностью в своих механизмах. Не каждый университетский кампус сможет быть и исследовательской организацией. Постоянные профессорские должности (tenure) окажутся под вопросом.

Со временем университетам придется конкурировать с провайдерами, которые обеспечивают бюджетный и прямой путь к трудоустройству, вовсе не обязательно полагающийся на дипломы или сертификаты. Университетам придется честно говорить о ценности своего диплома. Студенты и их родители будут требовать более точного понимания, что они получат вместе с этим дипломом. И это будет на руку всем, кто хочет получить образование.

Интересная статья? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать на почту еженедельный newsletter с анонсами лучших материалов «Идеономики» и других СМИ и блогов.

О admin

x

Check Also

Регуляторную гильотину приводят в действие

Белый дом назвал дату начала применения «регуляторной гильотины» — премьер-министр Дмитрий Медведев поручил в срок до середины ноября подготовить проект постановления правительства об отмене с 1 февраля 2020 года правовых актов СССР и РСФСР. Отменены ...

Дорогомилово затягивает с реконструкцией

В районе Дорогомилово затянулось благоустройство: там положили еще не всю плитку и не везде обновили асфальт. Автомобилисты стоят в пробках, пешеходы удивляются широким тротуарам, а строители теперь работают и ночами. Что происходит в районе? И ...

Газпром нефть» оценит иракский газ

«Газпром нефть» будет участвовать в тендере на разработку в Ираке газового месторождения Мансурия с запасами 130 млрд кубометров газа, сырье с которого пойдет на местные электростанции. Компания пока не решила, будет ли претендовать на 49% ...

Евро смягчился на перспективу

Курс евро на Московской бирже после шестинедельного перерыва опустился ниже уровня 72 руб./€. Европейская валюта теряет позиции по всему миру в ожидании новых шагов количественного смягчения со стороны Европейского ЦБ, о которых регулятор может объявить ...

Белгородцев сажают на газ Воронеж

К 2022 году число автотранспорта на компримированном природном газе (КПГ, на 92-98% состоит из метана) в Белгородской области должно вырасти в 15 раз — с 1,24 тыс. до 18,5 тыс. Это обозначено в опубликованной правительством ...

Александр Овечкин взялся за вешалки

Хоккеист Александр Овечкин создаст собственную линию одежды. Партнером, вероятно, выступит компания Reebok. Спортсмен не исключил и участия Nike в проекте. Как именно будет выглядеть одежда, Овечкин не уточнил. Но сказал, что она будет похожа на ...

Мужчины с Осой Пермь

Определились первые претенденты на пост главы Осинского городского округа. По информации „Ъ-Прикамье“, готовиться к борьбе за руководящую должность начали действующий глава района Яков Лузянин, экс-руководитель территории и советник мэра Перми Сергей Романов, а также бывший ...

AliExpress заглянет под капот

Торговая платформа AliExpress начала продавать автомобильные товары с российского склада. Первыми партнерами маркетплейса в этой категории на российском рынке стали «Газпром нефть» с маслами G-Energy, производитель автомобильных ламп Philips и магазин автотоваров Euroauto. В ассортименте ...

Тамбовщина сплавилась с титаном Воронеж

Тамбовские власти решили сами вести затянувшийся проект по разработке месторождения титанового сырья «Центральное», считающегося одним из крупнейших в мире. Обладминистрация выкупила у планировавшей добывать там сырье с 2008 года госкорпорации «ВСМПО-Ависма» права на геологоразведку. Уже ...

В Совет федерации внесут поправки – Политика

По итогам выборов 8 сентября произойдет обновление представителей регионов в верхней палате Федерального собрания. В минувшее воскресенье в 16 регионах прошли прямые выборы губернаторов, в одном регионе глава был утвержден голосованием парламента, а также были ...

Обвинение раздавило «Платформой»

Расследование вызвавшего огромный общественный резонанс дела «Седьмой студии» в суде завершилось поражением следствия и прокуратуры. Мещанский суд усмотрел в материалах дела противоречия, которые не позволяют вынести приговор, и вернул его Генеральной прокуратуре. При этом со ...

День в истории: 12 сентября – Фото

1699 год. Впервые русское судно под трехцветным флагом прибыло за границу (в Константинополь) 1943 год. Операция под кодовым названием «Дуб» по освобождению из заключения свергнутого итальянского диктатора Бенито Муссолини 1953 год. Состоялась церемония бракосочетания Джона ...

Деньги дипломатов разделили на троих

Как стало известно “Ъ”, в Нагатинский райсуд Москвы поступили для рассмотрения по существу материалы громкого уголовного дела в отношении трех женщин, которые обвиняются в хищении 50 млн руб. у посольства России в Израиле. Две из ...

У сирийского риска истек срок давности

Как стало известно “Ъ”, Пятигорский гарнизонный военный суд отклонил административный иск спецназовца ФСБ России Юрия Писаренко. Ему отказали в выплате надбавки за выполнение задач, связанных с риском для жизни и здоровья, в мирное время в ...

Туруслуги на экспорт

Внутренний туризм в России стабильно растет, на очереди — экспорт туристических услуг. Эксперты отмечают, что 2018 год для сферы туризма был непростым, платежеспособный спрос на протяжении него продолжал падать. К декабрю в Едином федеральном реестре ...

По пути цифровизации

Российский рынок пассажирских перевозок за последние десятилетия существенно поменялся: из-за высоких темпов автомобилизации многие виды транспорта постепенно снижают объемы перевозок. При этом лидерство сохраняют за собой сегменты железнодорожных и авиаперевозок. «Согласно статистике, для большинства видов ...